zeftera.ru.

Нил: «Не все способны работать так, как Макларен»

Джонатан Нил По ходу классической телефонной пресс-конференции главный директор Макларен разъяснил позицию английской команды по многим важным вопросам…

По ходу классической телефонной пресс-конференции главный директор Макларен Джонатан Нил разъяснил позицию английской команды по многим важным вопросам…

Вопрос: В настоящее время много диалогов о том, что позиции Мартина Уитмарша стали достаточно непрочными, и слухов про Льюиса Хэмилтона и кривотолков о трениях между Макларен и Red Bull. Какой взгляд на это внутри команды?
Джонатан Нил: О слушках нужно вопрошать тех, кто сообщает такие вещи в собственных публикациях. Мартин сделал для Макларен и FOTA мифическую деятельность. До заключительной автогонки мы оставались одной командой, которой получалось навязать войну Red Bull. Оба наши пилота достигали побед. Большое количество людей, уступающих нам в скорости, не отказались бы пользоваться подобным интересом со стороны прессы, однако не способны работать для этого так, как данный делаем мы.

Полагаю, это только следствие высокого внимания корреспондентов и особенных ожиданий от бытового Гран При. В случае если вам не получается показать итог – а нам данного не удалось – то за такое представление нужно чем-нибудь рассчитываться. Мы же глядим на происходящее внутри, усмехаемся и движемся вперед. Я не принимаю это чересчур основательно.

В случае если рассуждать о трениях между Макларен и Red Bull, то довольно вспомнить, сколь серьезными конкурентами мы считаемся на автотрассе. Кроме того, на последнем Гран При все команды много торговались о распорядке. Жалко, что это длилось до 11:30 понедельника. Далеко не самая самая лучшая картина, которая стимулирует дополнительное усилие – впрочем это, вероятно, и хорошо с позиции шоу.

Однако все происшедшее вряд ли отразится на той работе, которую мы проводим в масштабах FOTA. В вопросах движения и формирования спорта мы руководимся требованиями стандартного бизнеса.

Вопрос: Тем не менее, говорят, что Уитмарш оставит собственный пост в FOTA и он «по наследию» перейдёт к вам. Такой план на самом деле есть?
Джонатан Нил: Мы не намерены обсуждать это при всем народе либо оценивать в роли резервного вида. Мы намерены, как можно продолжительнее работать с Мартином, Льюисом и Дженсоном. В случае если рассуждать об уходе с поста, то я не благоволю такого поворота событий для FOTA. Это значительная часть управления спортом, и Мартин прекрасно управляется с собственной работой.

В случае если вспомнить те дни, когда команды были не настолько спаянными, либо мероприятия тех 10-ти лет, что я работаю тут, можно прийти к выводу, что мы присматриваем быстрое формирование спорта. Отныне у нас есть совместное соображение в вопросах распорядка на моторы, мы сумели взять Соглашение об ограничении ресурсов, в настоящее время работаем над понижением выбросов углерода.

При этом каждому среди нас бы желалось иметь столько энергии [как Мартин Уитмарш], пользоваться подобным интересом прессы, вести нападающие и защитные действия в борьбе с Глобальным ответом и так далее. Это нисколечко не отводит, так как считается частью работы. Полагаю, он прекрасно управляется с ней, поэтому мы поручили ему право занимать собственный пост и в 2016 году. Я склонен думать, тут нет вообще никаких неприятностей.

Вопрос: Фернандо Алонсо и Феррари заявляли о том, что для побед в текущем году способны дерзать немного больше стандартного. У Макларен аналогичная позиция? В случае если да, то о каком риске может идти речь?
Джонатан Нил: Формула 1 не относится к тем видам спорта, где можно сохранять предосторожность – напротив, тут нужно идти на риск и считать верный баланс. Разумеется, когда бригада пытается уменьшить отделение, как, к примеру, Макларен либо Феррари, она обязана драматически работать. Риск может оправдаться, быть может и нет.

Всего 1 образец: в Сильверстоуне мы захлестнули в контейнеры автомашины Льюиса немного меньше горючего, чтобы он мог нападать, стартуя с 10-ой позиции. В случае если ваша автомашина проигрывает не менее сек на любом круге, в том числе потому, что вошли в силу свежие требования, то вы не можете достичь итога, просто наматывая круги совместно со всеми другими.

Потому мы выбрали спортивный хитрый вариант. Полагаю, это также относится и к доводке автомашины – нам необходимо рваться снижать отделение. Никто среди нас не даст победу Red Bull просто так. Все планируют одолевать, и как раз этим мы хотим заняться.

Вопрос: В Сильверстоуне Льюис Хэмилтон упомянул, что бригада была удивлена, когда он в процессе переговоров означил то число благотворительных событий, в которых хотел участвовать. Способны ли вы сделать исключение, и как это можно сопоставить с тем, что для команды делает Дженсон?
Джонатан Нил: На данную тему трудно анализировать открыто. Само собой разумеется, что переговоры с двумя пилотами имеют секретный характер. С платной позиции у нас есть удивительный комплект организаций, с которыми мы сотрудничаем, начиная от Vodafone, и заканчивая техническими компаньонами, как Akebomo, чьи эксперты сделали невообразимую деятельность с тормозами.

Это входит в суждение прекрасно финансируемой удачной команды. Мы также осознаем, что гонщики – стандартные люди, чьи возможности не беспредельны. Но в случае если у вас в команде играют 2 чемпиона, можно ждать, что аудитория в одинаковой мере хочет заметить любого из них. Про это равноправии, в каком-то смысле балансе, важно помнить.

Вопрос: Вы заявили, что до последнего времени только Макларен мог вверять войну Red Bull – однако в Сильверстоуне мы видели большой шаг вперед в выполнении Феррари. Считаете ли вы, что Макларен отныне – лишь четвертая по скорости бригада первенства?
Джонатан Нил: Рассчитываю, что нет. В случае если вспомнить, что случилось в Сильверстоуне , то нет никаких сомнений: перемены в требованиях сказались на нас мощнее, чем на Red Bull и Феррари. Различные представители Скудерии заявляли, что утратили две-три 10-ые, Red Bull – еще более, однако наши издержки были наиболее солидными. По сравнению с конкурентами мы отодвинулись назад на 0,7-0,8 сек.

Как раз в результате этого мы были в круге автомашин иных команд. Однако возвращение к тому виду распорядка, который применялся в Валенсии, должно помочь нам по ходу грядущего выходного. Мы не можем быть удовлетворены прогрессом Феррари и Red Bull, таким образом превзойти эти команды – наша работа и наша цель.

Вопрос: Автомашина, которую Феррари применяла в Сильверстоуне, была, практически, новой версией…
Джонатан Нил: Да, но в случае если получить четыре-пять заключительных Гран При и посмотреть, как сокращалось их отделение от времени поула в квалификации, то очевидно отслеживается прогресс. Мы также следили за данными числами. Полагаю, на исходном отрезке английской автогонки определенным командам было трудно прогреть покрышки, но мы сумели сделать это, позволив пилотам занять отличные позиции, чтобы после этого иметь возможность повеселить многих болельщиков на трибунах и телезрителей.

Льюис и Дженсон фантастически совладали с собственной работой. Если б не иные моменты, мы могли бы заканчивать в регионе 2-й и 4-ой позиций. Если б это случилось – весь Гран При оставил бы у нас совершенно другое ощущение. Во 2-й части дистанции, когда асфальт подсох, Фернандо продемонстрировал, на что способен, показав подлинную скорость автомашины. Однако нас это далеко не пугает.

Вопрос: Идут диалоги о возможности возвращения в распорядок незначительного числа испытаний по ходу года. Сохраняют ли в Макларен данную мысль, и в котором виде вам бы желалось ее лицезреть?
Джонатан Нил: Полагаю, мы «за» – однако при обдуманном раскладе. Не надо, чтобы требования изменялись из одной крайности в другую. Запрет на испытания стал одним из слагаемых Договора об ограничении ресурсов, которое заключено командами и ФИА, чтобы не разрешить повышения затрат. Мы изменили координационную конструкцию команды и отказались от большей части дополнительной тестовой команды.

Однако это привело к тому, что отныне стало труднее расценивать возможности свежих инженеров и механиков. В критериях прессинга гоночной команды, ее регулярных переездов, сделать это очень сложно. Полагаю, нам необходимо отыскать оптимальный компромисс, о чем сообщал Россиянин Браун. Необходимо в обязательном порядке помнить о тех, кто ездит по шагам – не только лишь о самих работниках, но также и о их семьях.

Считаю, в случае если мы разделим рабочую нагрузку и дадим вероятность для улучшения юным пилотам и инженерам, это последует не во вред занятию. Однако речь не проходит о возвращении к безграничным шинным испытаниям – что и ведет к резкому увеличению расценок и объединит на нет всю ту необходимую деятельность, которую мы сделали в прошлом.

Вопрос: В случае если учитывать картину в зачете, вынесли ли вы основное внимание на подготовку автомашины для следующего года?
Джонатан Нил: Мы регулярно отслеживаем картину. Наша организация есть, чтобы побеждать автогонки. И в случае если есть шанс сделать это, мы продолжим войну. Пока остаются точные возможности на победу в первенстве, бригада будет бороться. И даже если вдруг их нет, это далеко не обозначает, что мы не станем сражаться за победу. Это принципиально для нас, наших пилотов, и такая наша цель. Потому мы регулярно оцениваем баланс между текущим и следующим сезонами. Выскажемся так: мы не разрешим Red Bull Racing одержать простую победу.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>