Легенды о проституции

Начать необходимо с того, что проституция — это далеко не профессия. Это продажа своего тела без права выбирать клиента. Никто не предпочитает для себя «профессию» жизненного товара. Никто не желает переменять себя в вещь, в неживой аппарат для ублажения посторонних интимных надобностей. А откуда тогда берутся проститутки?

Втягивание девушек в проституцию — это бизнес. Противозаконный и прекрасно организованный бизнес. И у девушки мало шансов сопротивляться этому вовлечению, если она по какой-нибудь причине стала жертвой сутенеров. Методы, при помощи которых девушек принуждают реализовывать собственное тело, жестоки и неодолимы. Это насилие. При этом насилие различного рода, которому почти невозможно сопротивляться.

Воровство: девушку (а намного чаще девушку, иногда несовершеннолетнюю) просто воруют. Это вполне может быть непосредственное нападение с похищением, быть может — приглашение на работу в другую страну. В другой стране девушка будет в борделе — без денежных средств и документов.

Физическое насилие: избиения и пытки. Жертва сходится на все требования насильника просто для того, чтобы уберечься от физической боли.

Опасности. Сутенеры довольно часто прибегают к данному способу, сообщая жертве, что все о ней знают. И, в случае отказа работать путаной, причинят ущерб ее ближним — опекунам либо детям. Uzpopka и все о ней ищите на сайте uzpopka.city.

Финансовое насилие: девушке вверяют некоторые сказочные долги, с которыми она обязана рассчитаться, реализуя собственное тело. Тогда не обязательно даже грабить жертву: довольно занять денежных средств девушке в тяжелой реальной обстановки, а затем отказаться ожидать выплаты долга, применяя опасности.

Сексуальное насилие: в особенности популярный в семейном сообществе метод. Изнасилованную девушку уверяют в том, что сейчас она замарана и будет в сообществе парией, а все, что ей остается, — это идти на панель. В прочих вариантах может износить даже не само сексуальное насилие, а опасность: «Не хочешь по собственной воле — увезем и отдадим бомжам». Этого довольно часто бывает довольно, так как жертва и без того запугана.

Втягивание в связи: наркомания либо алкоголизм в состоянии сделать девушку послушливой куклой в руках сутенеров. Она будет готова на все для очередной дозы. А это — не единственные методы. Часто применяется чувственная связь. Большое количество сутенеров заключаются «в отношениях» с проститутками и принуждают девушек реализовывать собственное тело «ради излюбленного человека».

Помимо этого, проститутки рождают детишек. И эти дети также вовлекаются в проституцию с самого начального возраста. Временами — с детства.

Есть и прочие методы вовлечения девушек в проституцию, а так или иначе ни для кого из секс-работниц проституция не классифицируется свободным избранием. Принципиально осознавать, что жертвой сутенеров скорее всего будет девушка в тяжелой реальной обстановки, девушка из несчастной семьи, девушка, живущая в «депрессивном регионе». Девушка, которой без проблем жонглировать. Она не имеет возможности оградить себя от вовлечения в проституцию, нет источника для того, чтобы сопротивляться этому, и нет никакой помощи. Проституция — это далеко не выбор. Это рабство.

Приверженцы легенд о проституции обожают приводить в образец так именуемых «элитных проституток» — девушек, которые реализуют собственное тело за огромные деньги. Является, что они пошли на это по собственной воле, поскольку иная профессия не принесла бы им такого заработка. И это также миф.

Девушкам это нравится. Бесспорно, если рассуждать об «элитных проститутках», можно задуматься, что им нравится зарабатывать огромные деньги. И более того, если прочитать их откровения в интернете, вы можете узнать, что эти девушки на самом деле не способны оставить коммерцию телом: работать год за такую же сумму, которую можно получить за ночь, немногим из них представляется интересным.

А это совсем не здравый и умный расчет. Такие размышления — следствие травмы, которую они приобрели, когда их втянули в проституцию. Это качество нашей психики — считать в любой, даже самой травмирующей обстановки какие-то позитивные стороны.

Проституция — это опаснейшая «профессия» во всем мире. Секс-работницы каждый день рискуют собственной жизнью и состоянием в буквальном смысле этого слова. Любой заказчик может бить девушку либо постараться уничтожить. Сутенеры никоим образом не предохраняют проституток, милиция также довольно часто переступает такие обстановки. Средняя длительность жизни секс работницы — немного не менее 30 лет. 9 из 10 проституток раз старались кончить с собой. Может ли это кому-то импонировать?

Приверженцы легенд противоречат: дело не только лишь в деньгах, у проституток так как есть еще и секс! Нет. Как раз у секс-работниц секса никогда в жизни не бывает. Секс — это отношения, предполагающие взаимное согласие, стремление и побуждение. То, что делают с проститутками, — сексуальное насилие. К чему это приводит?

Уголовный специалист по психологии, доктор Юрий Антонян разъясняет это так: «Изучение точных девушек, занимающихся проституцией, демонстрирует, что свойственной чертой для них считается отделение, изъятие собственного тела от собственной личности, неощущение его как какой-нибудь личной ценности».

Другими словами, девушка прекращает ощущать, что ее тело — это она. То, что делают с телом, якобы не имеет к ней лично никакого отношения. Другого метода взять факт каждодневных изнасилований психика просто не знает. А так что девушка лишается возможности получать все наслаждения, сопряженные с телесностью: диссоциация — это защитный механизм, и она не бывает неполной. Либо ты ощущаешь тело частью себя, либо нет.

Второй довод союзников вымысла об наслаждении — это извращение. На самом деле, есть установленный % девушек, страдающих этим проявлением гиперсексуальности. А извращение — это далеко не наслаждение, а болезненное положение. Помимо этого, нимфоманию довольно часто сопровождает неспособность добиться оргазма, таким образом ни о каком наслаждении речи быть не в состоянии.

И самое важное: для нимфомании свойственны пульсирующие, непредвиденные вспышки сексуального желания, и в то же время девушке безразличны и пол намечаемого компаньона, и возраст, и наружность, а вспышки эти не бесконечны, таким образом миф «Проститутка — это секретная нимфоманка» также не выносит никакой критики. Мифы же о «бешенстве матки» и «постоянном желании» к нимфомании не имеют никакого отношения. Подлинная извращение не представляет даже свойств сексуального побуждения со стороны половой системы. И самое важное: извращение — следствие психологических расстройств, ряда болезней эндокринной системы либо естественных поражений головного мозга. Это болезненное положение, а не высокое сравнивая с другими девушками либидо.

Проституция — аналогичная работа, как любая иная. Изумительно, а факт: люди, которые говорят, что проституция — аналогичная профессия, как и все другие, абсолютно не способны представить себя на месте секс-работницы.

Они довольно часто убеждают, что представители прочих специальностей также реализуют собственное тело (к примеру, спортсмены либо боевые), и способны надеть такую «торговлю собой» на себя, а вот коммерцию собственным телом как интимным субъектом не оценивают категорично. Лишь для выручки собственной жизни либо, к примеру, жизни собственного ребенка. В их картинке мира есть какие-то особые особые девушки, которых это организует. Эти мифы мы тщательно разложили выше. А есть еще миф о легализации проституции, которая позволит секс-работницам стать дорогими участниками сообщества.

Действительно — нет. Опыт стран, легализовавших проституцию, демонстрирует, что проституция никогда в жизни не будет специальностью. Секс-работниц стигматизируют вне зависимости от того, справедлива ли их деятельность. Декриминализация значит только одно: правительство принимает контроль над промышленностью. На отношение сообщества к проституткам декриминализация никоим образом не оказывает влияние. Сообщество отвергает этих девушек, делает их париями, и внесение проституции в реестр специальностей ничего не поменяет.

Проституция выручает сообщество от насилия. Определенные полагают, что проституция выручает «нормальных женщин» от сексуального насилия: будто бы парень вместо того, чтобы насиловать собственную знакомую, направится в публичный дом и там утолит собственное стремление владеть чужой девушкой.

Действительно, проституция и есть насилие. Каждодневное сексуальное насилие, совершаемое в отношении девушек и детишек. И при этом проституция не предупреждает сексуальное насилие, а стимулирует его.

Существование проституции уверяет нас в том, что в интимном насилии нет ничего ужасного. Если множество девушек периодически реализует собственное тело за деньги, означает, это неплохо. Означает, и от жертвы сексуального насилия «не убудет», как «не убывает» от проституток, которые будто бы без проблем, легко и по собственной воле сходятся на секс с любым компаньоном. Существование проституции приучает нас относиться к девушке как к прибору для сексуального ублажения парней, а к мужчине — как к существу, имеющее право на ублажение данной надобности немедленно.

И, в конце концов, самое важное: насилие — это далеко не про секс. Это про власть. Проституция — также. В России есть микроскопически маленькое число парней, которым ни в коем случае не удастся отыскать себе партнершу для секса к взаимному наслаждению и по собственной воле. Проституток приобретают не из-за того, что не в состоянии приобрести секс, поэтому, что это метод приобрести власть.

Второй довод союзников легенд о проституции — это мужчины, которые будто бы не может получить секс по-другому. Логично, что подобных парней практически нет. Секса с девушкой на вольной базе совершенно точно не будет лишь у нарушителя закона, заклейменного на бессрочное заключение. Все другие мужчины может отыскать себе партнершу, а есть те, кому сделать это будет в особенности трудно. Приверженцы легенд как правило приводят в образец людей с физическими увечьями и умственными расстройствами. Дескать, проститутки осуществляют добрую цель, занимаясь сексом с инвалидами.

Действительно это далеко не так. Обычный заказчик проститутки — это вполне удачный и здоровый парень. Логично, что невозможно вызвать в путану в интернат либо клинику. Логично, что на пенсию по инвалидности приобретать тело женщины также не выйдет. А само возникновение тезиса «Проститутки нужны инвалидам» многое говорит о нашем сообществе.

К примеру, данный тезис очевидно предоставляет нам осознать, что инвалидов стигматизируют в точности также, как и проституток. Почему-то является, что парень с ограниченными возможностями априори не может быть интересным для противоположного пола.

Действительно это, само собой, не так. И более того, если б наше сообщество не стигматизировало людей с ограниченными возможностями, а позволяло им ощущать себя одинаковыми (работать, забавляться, просто выходить из собственного дома, в конце концов), то данный тезис в целом не должен бы жить. Однако он есть, и это — честная дискриминация людей с ограниченными возможностями. Поскольку эти люди встречаются с девушками, водят отношения и формируют успешные семьи. И они точно не главные покупатели проституток.

Данный миф призван лишь оправдать насилие над девушками при помощи ощущения вины перед будто бы «слабыми» участниками сообщества.

Девушек, которым удалось начать с проституцией, — единицы. Прежде всего, очень многие проститутки просто не докатывают до этого этапа. Во-вторых, их психика подломлена, они не могут прийти к стандартной жизни. В-третьих, сообщество их отклоняет. И в-четвертых, путану никто не планирует выпускать: пока она живая, она ресурс заработка и гипотетичный продавец свежих рабынь, которых можно благополучно продать. Исхода нет.

Опыт стран, легализовавших проституцию, продемонстрировал, что она никоим образом не сохраняет самих проституток. И более того, легализация в несколько раз повысила траффикинг (коммерцию людьми) в этих государствах. В настоящее время страной с крупнейшим законным рынком проституции считается Германия. Со времени легализации проституции импорт девушек из бедных стран в Германию вырос намного. 90% проституток в Германии — это девушки из Румынии, Болгарии и прочих бедных стран. Они не рассказывают по-немецки и не знают собственных прав. Покупатели как и прежде издеваются над проститутками так, как планируют. А сейчас у проституток стало еще меньше шансов отыскать защиту, так как это «легальный бизнес» и «такая же профессия, как и все остальные». Легализация сохраняет сутенеров и заказчиков, а не проституток. Беспринципных девушек, наоборот, является больше.

Впрочем: люди не в состоянии быть продуктом. Один выход — криминализация заказчика
Страна, которая обнаружила метод уберечь девушек от проституции, — это Швеция. Законопроект, принятый там в 1999 году, криминализирует заказчика и декриминализирует путану. Другими словами, девушка может предоставлять секс-услуги и реализовывать собственное тело. Это легально. А парень не в состоянии приобретать секс-услуги и тело женщины. Это — правонарушение.

Проституцию оценивают как фигуру насилия над девушками. И из-за этого наказывают не путану, а заказчика. И более того, проститутки, которые приняли решение оставить данную «профессию», могут рассчитывать на социальную помощь. 60% проституток Швеции использовали представленной госпрограммой и сумели выходить из этого ужасного «бизнеса».

Сегодня, по государственным опросам, 80% шведов полагают проституцию непозволительной как раз как фигуру насилия над девушкой. Сегодня % людей, которые выплачивают за секс в Швеции, минимальный во всем мире — всего 3%.

Криминализация заказчика работает. И это — один метод уберечь девушек и детишек из сексуального рабства.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *